Добро пожаловать на сайт храма святого благоверного князя Александра Невского!

         Проповедь во Вторую неделю Великого поста. 

Память Святителя Григория Паламы 

Сегодня, во вторую Неделю Великого Поста, Святая Церковь предлагает нам вспомнить архиепископа греческого города Фессалоники, Григория Фессалоникийского.

Этот святой жил в XIV веке. Он получил блестящее образование по тому времени, но это не помешало ему выбрать в двадцать лет монашеский постриг. Несмотря на то, что он происходил из образованной богатой знатной семьи, несмотря на знания, полученные в лучших школах Константинополя, он, тем не менее, покидает столичный город и уходит на Афон, на Святую Гору, и там простым монахом долго подвизается.

Но, как написано в Священном Писании, не может скрыться светильник, стоящий на верху горы – свет его будет виден отовсюду. Поэтому во время, которое определил Господь, спустя некоторое время он был вызван из Афона и поставлен архиепископом города Фессалоники. Умер он в шестьдесят три года и самое известное его деяние, которое он совершил при жизни – это осуждение ереси одного монаха — Варлаама. Этот монах был православным, но очень восхищался и восторгался католическим учением.

Это был очень неравный спор, потому что Варлаам блестяще владел риторикой, он был очень уважаемый в народе, он умел произвести приятное впечатление на людей. А Григорий Палама был простым монахом. Он чуждался каких-то особенных риторических приемов, он чуждался внешних эффектов. Весь смысл его жизни был в молитве и трезвении. И он меньше всего хотел быть участником каких-то споров.

Почему этот спор оказался настолько важным, что вторая неделя поста специально посвящена воспоминанию святого Григория и, если кто внимательно слушал песнопения праздника, то и этому спору?

Варлаам говорил так: «Между Богом и человеком проложена громадная пропасть и невозможно эту пропасть преодолеть. Совершенно. Бог по милости своей может преодолевать ее и входить в нашу жизнь. Но человек не может ничего в этой жизни. Ему надлежит лишь поститься, молиться и надеяться на то, что когда-то, может быть, в будущем ниспошлет на него Господь спасение и милости».

А Григорий Палама, который получил прекрасное монашеское образование, имел опыт Иисусовой молитвы, он совершенно в другой традиции был воспитан. Он знал, что всякий раз, когда мы призываем имя Господа нашего Иисуса Христа, таинственным и несказанным образом Господь находится с нами.

В основу спора между святым Григорием и Варлаамом положено было основное противоречие, которое находится в Евангелии. Апостол Петр говорит, что «всем нам надлежит стать причастниками Божеского Естества». Но при этом мы прекрасно знаем, что это невозможно. Божественная природа и человеческая абсолютно разные. Бог Невидимый, Всемогущий, Вездесущий, Вечный. А мы с вами совсем другие.

И вот Святой Григорий говорит так: «Да, Бог по природе своей абсолютно закрыт для человека. Он другой. Абсолютно. Но у Бога есть не только природа, но и Личность. Бог ЖЕЛАЕТ ОБЩЕНИЯ С НАМИ, Он проявляет себя в этом мире через Свои энергии, через Свои проявления, через Свои действия в этом мире. Иначе бы вообще не было никакое общение с Богом. И вот эти-то энергии и возможно человеку принимать. Через эти энергии возможно общение человека с Богом».

Таким образом, святой Григорий подтверждает главную мысль православного богословия: жизнь христианина – это не монолог наш перед иконой. Как будто бы мы всю жизнь что-то говорим, говорим Богу, а в ответ — тишина. Нет, это не так! Господь постоянно с нами! Господь все время рядом с нами! И Господь говорит, отвечает нам. Но так как Слово Божие превосходит всякий разум человеческий, то и говорит Он с нами немножко по-другому. Господь показывает нам пути Своего промысла через действия в мире, через знамения, знаки, через многие другие вещи. Через ближних наших.

Митрополит Антоний Сурожский говорил, что тот, кто не увидел сияние рая в глазах ближнего, тот не увидит его никогда. И это очень страшное и верное замечание. Страшное потому, что разоряет полностью наш эгоистический такой особнячок, который мы себе выстроили и думаем, что этого достаточно для молитвы и богоугождения.

Поэтому мы должны со вниманием, страхом и любовью смотреть по сторонам. Мы должны прославлять Господа Бога за то, что Он посылает в нашу жизнь. Всё это помогает нам понять Слово Божие.

Богообщение возможно всякий раз, когда мы молимся Богу. Это не монолог, это всегда диалог. И именно поэтому Церковь подчеркивает, что молитва для христианина, как вода для рыбы, как воздух, необходим нам для жизни.

И Святой Григорий, и Церковь постоянно подтверждают, что для Богообщения необходима молитва и пост, утишающий действие страстей.

Но что такое правильный пост? Последнее время создается впечатление, что вся церковь только озабочена тем, что приготовить, и по какому рецепту. Как пожарить картошечку, с какими грибочками? Какие морепродукты греховны, какие морепродукты позволительны? Можно ли сегодня вкусить масло? Не оскорбит ли Господа Бога капелька масла в этот день? Или хлебушка?

Но вспомним, дорогие братья и сестры, что самый, в таком случае, и по такой логике, искренний и усердный постник – это Сатана, который вообще не ест, вообще не спит, и, о ужас! – телевизор вообще не смотрит! Вообще! Но и святым не становится. Что он не делает? Он не молится, и он не воздерживается. А отсюда мы видим от противоположного, в чем же суть поста-то нашего: в воздержании и молитве. Соответственно, весь наш пост должен стать молитвенным бодрствованием.

Вы скажете: «А что, в другие дни не стоит бодрствовать и молиться?» Стоит. Но так человек устроен, что он моментально рассеивается. Моментально развлекается. Моментально теряет внимание. И, зная слабость человеческую, Церковь предлагает нам особенные дни – праздники. Хотя мы-то знаем, все христиане знают, что каждый день — праздник. После пришествия Христа Спасителя нет непраздничных дней. Но Церковь специально в какие-то дни назначает празднование. Например, в этот день мы празднуем Пасху, чтобы особенно вспомнить про Пасху Христову. Сегодня мы назначаем день святого Паламы, чтобы особенно про него вспомнить. Значит ли это, что завтра нельзя про него вспомнить? Конечно же, нет. Но просто мы рассеиваемся. И вот чтобы нам как-то хотя бы на некоторое время собраться, сосредоточиться, Господь дает нам праздники и посты.

Посты, в которые мы делаем то же самое, что и во все остальное время. Наши посты ничем не отличаются от другого времени по сути своей. Они более концентрированы. Мы в них призываемся к более собранной, сжатой жизни. И в этом, собственно, суть нашего постного делания.

Конечно, этот пост опять повод внимательно посмотреть вокруг. Нет пользы в нём, если мы невнимательно относимся к тем людям, которые вокруг нас, если мы легко подвигаемся на осуждение, если мы легко ищем вокруг врагов своего спасения. Христос прямо говорит евреям, которые Его слышали (они-то убеждены были, что они единственный праведный народ на Земле), а Господь им говорит: «И другие овцы имею — другие народы. И тех мне подобает привести. И глас Мой услышат, и будет едино стадо».

Но ведь это же слова также относятся и к любому другому народу, и русскому, в том числе.

Такое впечатление, что нам больше уже ничего для спасения не надо делать. «Будем водку пить и безобразничать! Всё равно мы – Богом избранный народ! И нам всё можно! Мы – Третий Рим!»

Нет! То, что мы – Третий Рим, это налагает на нас особую ответственность и особые обязательства, которые мы несем перед миром. Это не повод для обольщения, забвения или расслабленности. Наоборот! Это повод для любви к людям.

О человеколюбии особо говорится в первом евангельском чтении сегодняшнего дня. О том, как друзья некоего человека, услышав об Иисусе, решили исцелить своего тяжко болящего друга. Подошли к дверям дома, где Он был. И даже рядом с дверями, как Евангелие говорит, встать не могли – столько было народа! Что они сделали? Они полезли на крышу, разобрали эту соломенную крышу. А мы помним, что это Палестина. Тогда не шиферные делали крыши бедных домов, не черепичные. Соломенная была простая крыша. Они в этой крыше дыру прорыли, взяли и спустили одр. А что такое этот «одр», то есть кровать больного? Тряпка, на которой он лежал. Простыня. И его за углы аккуратненько спустили вниз в комнату, где Иисус проповедовал.

Вот она – мера любви. Вот она – мера уважения к ближнему. Вот, к чему нас Господь призывает в Пост. Не случайно в Пост мы слышим это Евангельское чтение.

Вот так Господь нам и показывает, какой пост настоящий, а какой нет. Будем же, братья и сестры, по сути христианами. А если где-то кого-то чем-то внешним соблазнили, то да простит нам это Господь. Аминь.